Курмангазы — Он родился с музыкой в сердце

— Курмангазы пытался найти язык музыки нового времени – язык более острый, более выразительный, способный в полной мере служить духовному возрождению народа. Кюй Курмангазы «Сары-Арка» — произведение, которое не укладывается в рамки традиционной формы. Это не просто картина бескрайней степи, и не «золотая степь», как переводят это название …

«Сары-Арка» — это жаждущая свободы душа казахского народа, его мощь, его характер, исходящая из уст народа победная песнь.

Когда обращаются к характеру русского народа, то не просто сравнивают его с Волгой, а вспоминают, как говорят о ней — «Матушка-Волга».

«Сары-Арка» — такое же понятие для казахов.

Ахмет ЖУБАНОВ

АКурмангазы Сагырбаевлтынжар – Золотой берег, Золотой Яр. В этом названии – звучном и загадочном – для русского слуха звучит сказочный, из далекого детства слог Жар – от жар-птицы, что обронила здесь золотое свое перо. И если продолжить эту сказку на новый лад, то можно не удивляться, что золотое перо, которым был осенен при рождении сын бедного пастуха Сагырбая, сияло в его жизни удивительным музыкальным даром и еще ярче разгорается теперь, блистая самоцветьем талантов на знаменитых алтынжарских праздниках, посвященных чародею степи, редкостному самородку, певцу казахской степи Курмангазы Сагырбаеву.

У языков – казахского и русского в данном случае – есть своя тайна, что именно так, а не иначе зовется маленькое село Алтынжар, которое гордится и лелеет славу своего достойного сына, преклонившего здесь, на высоком бугре Ата-Тюбе, свою непокорную голову.

И золотое перо жар-птицы сияет с тех пор над Алтынжаром, и на его животворный свет тянутся люди с самых разных уголков огромной, еще недавно необъятной страны. И нынешние границы не остановят этого сияния, потому что музыка всегда жива и всегда права… В Алтынжаре есть старожилы, чьи деды помнят Курмангазы. В их рассказах он выглядит, быть может, величественнее, крупнее, чем был на самом деле, но ведь легенды рождаются потому, что народные герои в народном сознании воплощают собой идеал, к которому стремится человек. А к Курмангазы отношение особо трепетное. Мне рассказывали, что начинающие домбристы обязательно едут в Алтынжар и проводят ночь на его могиле, будто благословение получают. Передается ли дар, осеняет ли дух Курмангазы новичков, не знаю, но люди этому верят. На его могилу приходят и те, у кого проблемы со здоровьем. Верят, что поможет великий кюйши. Курмангазы при жизни прослыл заступником бедных и слабых – тянутся к нему и сегодня, почитая его могилу святым местом, а его самого – святым. И в этом тоже своя тайна: если неукротимый бунтарь с двухструнной домброй в руках после своей смерти возводится в ранг святого, значит, есть что-то, в чем убеждены, что чувствуют живущие сегодня…

Заветная лира Курмангазы – его домбра. Невольно вспоминается пушкинское: «Нет, весь я не умру, душа в заветной лире мой прах переживет и тленья избежит»… В свою удивительную «лиру» Курмангазы вдохнул совершенно удивительную музыку, рожденную его душой и сердцем. Его мир – это мир музыки, в котором музыкой становилось все, что он видел и чувствовал.

Как утверждали все, кому посчастливилось слышать его игру, Курмангазы родился с музыкой в сердце. А сердце его билось в унисон с судьбой обездоленного народа. Гениальный самоучка, овладевший мастерством игры на домбре, Курмангазы очень рано становится известен в степи. От аула к аулу разносится весть о молодом кюйши. Его мелодии передаются по кругу, потому что волнуют людей звучащей в двух струнах правдой о несправедливости жизни, о стремлении к равенству и братству, вызывают восхищение непокорностью их автора перед невзгодами судьбы, а послушать его игру собираются целыми аулами. По одной из легенд, однажды даже дочка непримиримого врага Курмангазы, бая Жанши, который терпеть не мог свободолюбивого певца, послала своего человека за Курмангазы и долго, окруженная подругами, слушала его кюи. У каждого из них – своя история. «Марш Перовского», например, был создан экспромтом, на вечере у генерал-губернатора Перовского, который, прослышав о певце степей, пригласил Курмангазы поиграть для своих гостей.

«…Курмангазы скоро настроил две струны и без прелюдий вдруг заиграл импровизацию, откинув несколько голову в сторону. Я еще на первых порах был удивлен, а потом поражен его игрой. Я никак не ожидал, что из такого беднейшего, первобытного инструмента о двух струнах могло выйти что-нибудь похожее на музыку, но такова сила человеческой способности – из домбры выходила чистейшая музыка, хотя характер мелодии был киргизский, но смотря по тому, как она выражена, ее можно поставить наряду с произведениями образцовой музыки, потому что игра Сагырбаева происходит из того же источника — дара и вдохновения. Я назвал бы его игру песнью жаворонка или соловья, но это сравнение слишком узко, несмотря на то, что бедность инструмента много ограничивает полет фантазии артиста. Словом, Сагырбаев – редкая музыкальная душа, и получи он европейское образование, то был бы в музыкальном мире звездой первой величины, — подтверждает просветитель и поэт Н. Савичев в «Уральских войсковых ведомостях» в 1868 году.

Среди самых знаменитых произведений Курмангазы – кюй «Сары-Арка», посвященный вольной степи, песнь-прощание, когда он, преследуемый царскими войсками, был вынужден бежать из родных краев. Широкий отклик получил его кюй «Кишкентай», проникнутый горячим сочувствием к участникам народного восстания и его предводителям Исатаю Тайманову и Махамбету Утемисову. Содержанием воинственно-стремительного «Адая» являются неуемная сила и удаль молодости, призыв к кипучей деятельности, к свободе. Кюй «Серпер» впервые был записан и опубликован известным русским музыкантом и этнографом А. Затаевичем. «Это, несомненно, лучший из всех кюев Курмангазы, — писал он, — удивительно стройное и планомерно развивающееся народное скерцо. Маленький шедевр двухголосия со смелым использованием интервала секунды и при всем этом типичнейшая казахская музыка… В нем слышатся и песнь победы, и топот коней, и погоня, и бой».

Известный французский писатель Ромен Роллан, ознакомившись со сборником казахской музыки, писал его составителю Александру Затаевичу: «Я был поражен… этим цветением прекрасных и здоровых мелодий, которые украшают степь. Я был удивлен тем, что они мне не показались чуждыми. Я чувствую их родственными… нашему музыкальному фольклору Европы…» Такой резонанс вызвал сборник «500 казахских песен и кюев», изданный в 1931 году А. Затаевичем, впервые записавшим и опубликовавшим кюи Курмангазы – «Серпер» («Порыв»), Ксен ашкан» («Снятие кандалов»), «Аксак киик» («Хромая сайга») и другие произведения компоизтора.

В произведениях Курмангазы – вся его жизнь, а складывалась она, при его жажде справедливости, непокорности, свободолюбии, очень непросто. Власть имущие боялись и ненавидели кюйши, их пугали его мелодии, вольно разлетавшиеся по степи с призывом к свободе. По обвинениям, нередко ложным, Курмангазы сажали в тюрьму, но и там он не склонял головы, не расставался с любимым инструментом. В одном из устных преданий рассказывается, как однажды, когда Курмангазы играл в тюрьме свой новый кюй «Ертен кетем» («Завтра убегу»), мимо его камеры проходил один из тюремных чиновников. Он удивился: в игре арестанта отчетливо слышался бег коня, стремительная скачка, уносящая всадника в степь. Но сослуживцы не восприняли его рассказ. А Курмангазы в ту ночь бежал из тюрьмы.

В другой раз его навестила в тюрьме мать. Об этой женщине, Алке Сагырбаевой, народная память тоже сохранила легенды. Рано оставшись без мужа, она обладала сильным характером и волей. Увидев слезы на глазах сына, сказала ему, чтобы он никогда не показывал их ей и никому. Взволнованный и потрясенный, Курмангазы сочиняет кюй «Кайран шешем» («О, мать моя»). Пронзительная мелодия любви и благодарности достигает здесь «колдовской магии» домбры, отмечали современники. И заканчивалась она аккордами горячего стремления к свободе, светлой надеждой на избавление.

Есть у Курмангазы и кюи на русскую тематику – «Не кричи, не шуми», «Лавочкин», «Повестка», «Перовский марш», «Машина» и другие.

Чародей и бунтарь, Курмангазы многие годы был вынужден жить вдали от родных мест. Но где бы он не был, на Мангышлаке или в Семиречье, на склонах Алатау, а последние десять лет своей жизни в Астраханской области, никогда, ни при каких обстоятельствах не расставался с домброй.

Струнами столетий назвал творчество основоположника казахской национальной музыки, гениального самородка Курмангазы Сагырбаева композитор и академик Ахмет Жубанов, написавший его биографию по устным рассказам людей, лично знавших кюйши. А среди них – талантливая ученица Курмангазы, уроженка Астраханской области Дина Нурпеисова, личность не менее легендарная в истории казахского музыкального искусства. Она умерла 93-х лет от роду в 1955 году в Алма-Ате и успела много сделать для увековечения памяти своего учителя и наставника.

Имя Курмангазы носит государственная консерватория в Казахстане и первый в истории казахского народа оркестр домбристов, созданный в Алма-Ате в 1933 году. Его первым дирижером и художественным руководителем был Ахмет Жубанов. Им создана первая казахская радиоопера «Курмангазы». Но воплотить на сцене его идею об опере удалось дочери, талантливому композитору Газизе Жубановой, которая продолжила работу отца над партитурой. И в 1987 году на сцене академического театра оперы и балета имени Абая в Алма-Ате состоялась премьера оперы «Курмангазы» А. и Г. Жубановых. Либретто написал известный казахский поэт Хамит Ергалиев. Третья Музыкальная трибуна Азии, прошедшая в Алма-Ате в 1973 году, отметила золотой медалью самый известный кюй Курмангазы «Сары-Арка» и рекомендовала его для исполнения всем радиостанциям мира

К образу Курмангазы обращаются не только музыканты, но и писатели, художники. В 1976 году в издательстве «Жалын» в Алма-Ате увидела свет книга «Чародей» астраханского просветителя и педагога Хайдара Ирмуратова, которая стала библиографической редкостью, а в 2009 году переиздана с послесловием Н.С. Искакова по инициативе общества «Жолдастык». И вот новый виток признания – астраханский писатель Геннадий Васильев пишет увлекательный роман «Сары-Арка» о судьбе чародея степи, изданный обществом «Жолдастык» к своему 20-летию. А творческая группа с блестящим тележурналистом Аллой Георгиевной Сидоренко создает пронзительный по силе художественного воплощения фильм-легенду «Вещие струны», собрав живущих ныне потомков Курмангазы.

В музее Курмангазы – единственном в мире, с гордостью уточняют при этом алтьнжарцы, — звучат в записи его кюи. А в книге отзывов – здесь уже не одна такая книга – на русском, казахском, английском и других языках искренние строки благодарности за сопричастность к личности казахского самородка-композитора, с которым знакомит музей. Вчитываясь в эти идущие от сердца слова, понимаешь, как не случайно ведут сюда пути из Москвы и Астаны, Нижнего Новгорода и Алматы, Львова, Киева, Твери, Астрахани и Минска, соседних казахских областей. Всех здесь, в Алтынжаре, покорял, облагораживал, делал добрее душой великий казахский кюйши. И он же сотворил чудо, когда объединившись, Астраханская область и ее казахстанские соседи –Атырауская, Мангистауская и Западно-Казахстанская области, поддержанные в своих столицах, буквально по кирпичу, правда, весом в полтора и более тонны, всем миром соорудили необыкновенной красоты мавзолей в честь Курмангазы.

Вот и сегодня у музыкантов, особенно у домбристов, считается доброй приметой переночевать на бугре у могилы Курмангазы. Дух великого кюйши да поможет новым талантам!

Н. КУЛИКОВА

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

65273008