Нескорая помощь: почему в Астрахани ее ожидание затягивается на сутки

Вечером вызвали, утром приехали! В Астрахани бригады скорой помощи попадают на последние строчки хит-парада по оперативности. Этим летом астраханцы ждут медиков по 5, 9, и даже 12 часов. Абсолютный рекорд — сутки. Мы пообщались и с фельдшерами, и непосредственно с пациентами, чтобы разобраться в причинах столь длительного ожидания.

Самое удивительное, что работники астраханской скорой помощи информацию о таких многочасовых задержках даже пытаются скрывать. Скорее наоборот, бьют об этом во все колокола соцсетей. Так, председатель созданного в июне прошлого года профсоюза «Действие», Наиль Адельшинов пишет обо всех нечеловеческих нагрузках на своей странице в Facebook. Большое количество вызовов и их ожидание сказываются и на самих работниках медицинской сферы. «Третья волна» накрыла Астраханскую область настолько, что приходится работать по 6-8 часов, без перерыва на обед. Медики просят, чтобы у них через каждые четыре часа был 15-ти минутный перерыв.

«Мы люди, а не роботы. У нас тоже имеются хронические заболевания. Элементарно умыть лицо, перевести дух, сделать свои нужды!», — сетует Наиль Адельшинов, врач-педиатр.

Повышенная температура не только внутри, но и снаружи

Несмотря на то, что сайте органов госвласти Астраханской области иногда появляются красочные фотографии новых машин скорой помощи, которые в торжественной обстановке передают больницам, находиться в них не всегда комфортно. Во многих каретах не работают или вовсе отсутствуют кондиционеры, а если они есть, то их не включают – экономят топливо. И об этой проблеме региональному министерству здравоохранения сообщают уже не первый год. Когда за бортом классические июльские +40, то внутри машины еще жарче – металл нагревается так, что можно хоть сталепрокатное производство открывать. А если на медработнике надеты противочумные костюмы и СИЗы, то становится еще «теплее». И как при этом оказывать помощь – непонятно. И пациенты, и медики зачастую не выдерживают таких температур.

На днях от горячего, словно от включенной духовки, воздуха стало плохо одной больной. Об этом Наилю Адельшинову рассказала его коллега. Женщина потеряла сознание. В итоге она лежала на приступке в тенечке в кислородной маске, пока ждала своей очереди на КТ.

«Это была Трусовская подстанция. Женщине в машине было очень жарко, потому что солнышко и негде было спрятаться. Она сидела на приступочках, потом ей совсем стало плохо от жары. Упала в обморок. Мало того, что пневмония, так еще и на жаре в машине без кондиционера», — делится фельдшер.

Еще одна немаловажная причина опозданий – это отпуска и увольнение сотрудников. Пока одна часть медперсонала находится в отпусках, другая принимает решение написать заявление по собственному желанию. Устав от многочасовых нагрузок кто-то переезжает в столицу, где условия и оплата в разы лучше и выше, кто-то находит работу в частных клиниках. А на смену им приходят молодые парни и девушки, только выпустившиеся из медицинских образовательных учреждений. В силу отсутствия практики такие «зеленые» доктора оказывают помощь и заполняют документы в разы медленнее, чем их старшие коллеги.

Дефицит КТ

Несмотря на то, что COVID-19 уже второй год создает серьезные проблемы для здоровья наших граждан, а на борьбу с ним брошены все мощности российского здравоохранения, в Астраханской области катастрофически не хватает аппаратов компьютерной томографии (КТ). Удивительно, но регионе сегодня их всего 10 штук. Эту цифру нам по телефону озвучили в министерстве здравоохранения Астраханской области. При том что инфицированных коронавирусом — порядка 5000 человек. А ведь прежде чем поместить пациента в госпиталь или инфекционную больницу (при наличии признаков COVID-19), его везут делать КТ. А там настоящий аншлаг из таких же карет скорой помощи с больными. В итоге на одного пациента уходит порядка четырех-пяти часов – и это речь о больных из областного центра. Жителям районов области везет еще меньше.

Например, астраханка Елена Сызранова позвонила в ГБУЗ АО «Центр медицины катастроф и скорой медицинской помощи» в 17:00. У ее близкого человека, который болен коронавирусом, не сбивалась высокая температура.

«Врачей мы так и не дождалась. Ближе к 03:00 сумели оказать помощь самостоятельно. Ночью приехала сестра, она медик, и поставил капельницу. И к таким способам прибегают многие», — утверждает астраханка Елена Сызранова.

Подобными историями астраханцы делятся под постами губернатора Астраханской области Игоря Бабушкина в социальной сети Инстаграм.

Напрасный вызов

Но бывает и другая ситуация. Человек принял лекарство, ему стало лучше, и он пошел спать. Только вот вызов так и остался активным. Карета скорой помощи отправляется по адресу. Но люди уже видят десятый сон, свет в окнах погашен. В таких случаях работники скорой очень просят жителей региона все-таки не полениться, позвонить и отменить вызов. Ведь пока они теряют время, где-то помощи ожидает кто-то другой.

«На этом снимке мы сидим с Наилем Адельшиновым в подъезде. Ждем пока откроют дверь. На телефон уже не отвечают. Но сознательные граждане тоже есть. Часть людей была бы и рада отменить вызов, но у них не получается дозвониться до диспетчеров, потому что линия занята», — показывает фотографию Светлана Калинина.

Что-то голова разболелась

По словам медиков, руководству региона через местные СМИ нужно работать с населением. Около 30% вызовов по пустякам: послушать легкие, посмотреть горло, привезти в больницу, проконсультироваться.

«Показалось, испугалась, подстраховались — вот их диагноз. Но мы не такси, которое подвозит до больницы! В прошлую смену ездила на вызов. Пьяный мужчина позвал скорую со словами, что его избили и пошел спать. А на самом деле ему нужен был укол. Терапевт назначил внутримышечный препарат для спины. До этого укол делала соседка, а когда она не смогла, он обманным путем решил вызвать нас. Также на ул. Звездная проживает бабушка, которая раз пять за день может вызывать бригады. Поездка к ней – это уже стандартная программа любой смены. И таких «хронических больных» целый список. Но попадаются еще такие, кому действительно необходима экстренная госпитализация, а они будут до последнего не вызвать. Мы их за это по-доброму ругаем. У них на все один ответ: вдруг кому-то сейчас хуже, а самого внутреннее кровотечение», – говорит сотрудник центральной станции Елена Омылаева.

«Недавно был случай. Нас отправили на вызов. Уже в квартире мы узнали, что мужчина не хочет принимать выписанные ему лекарства, так как боится побочных действий на поджелудочную. Супруга начала нас просить шприцом ввести аналог внутримышечно», — рассказывает фельдшер одной из подстанций.

Девушка без адреса

Сберечь драгоценные минуты работников скорой помогут небольшие таблички с номером дома. И на первый взгляд может показаться, что это мелочь, но если на калитке краской или мелом написан точный адрес, то ожидание вызова будет на 15-20 минут короче. Без опознавательных знаков порой очень сложно, особенно в темноте.

«Ещё проблема – найти номер дома. Даже в «2ГИС» иногда не бывает нужной улицы, а тем более номер дома. Тоже важный момент. Теряем время на поиски пациента», — говорит Наиль Адельшинов.

Кто виноват и что делать?

Когда на кону жизнь и здоровье человека, то искать виноватых нет времени. Больные и доктора едины в одном – необходимо грамотно выстроить все процессы изнутри. Например, фельдшера просят, чтобы у них в период такого пика была возможность лично позвонить больному и убедиться, нуждается ли он в их помощи или уже сладко спит. Второе – оказывать консультации по телефону. Как показывает практика, далеко не во всех случаях требуется присутствие медиков. Третье — донести до населения, что принять в больницу могут и в случае самостоятельного обращения. Многие астраханцы почему-то считают, что в стационар их положат только в том случае, если они будут доставлены туда на машине с мигалками. Это заблуждение. Бывают даже абсурдные случаи: больница через дом, но все равно вызывают скорую. И последнее, главное – создать комфортные условия работы для тех, кто каждый день хоть и с опозданием из-за аврала, но все-таки приезжает спасти наше здоровье!

При подготовке данного материала мы заметили, что люди в белых халатах боятся давать какие-либо комментарии. И этому есть объяснение. В 2018 году Наиль Адельшинов, который с 2015 года боролся за права своих коллег и публично высказывался об изъянах регионального здравоохранения был уволен. Год перспективный врач-педиатр не притрагивался фонендоскопу. Но в ноябре 2019 года уже новый министр здравоохранения помог астраханцу вернуться к любимой работе. Однако единомышленники Наиля все равно стараются быть осторожными. Отвечая на вопросы нашего корреспондента и повествуя о случаях на своих выездах, просят не упоминать ни имени, ни фамилии. Признаются, что на работе могут быть проблемы за такие вот «разговорчики в строю».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

65273008