Чингисхан Губайдулла: служил царю и отечеству

Чингисхан Губайдулла

Нельзя не сказать несколько слов о младшем из четырех сыновей Жангир-хана – Губайдулле, прославившем не только Букеевскую Орду, но и Казахстан и Россию.

Губайдулла Чингисхан – первый и единственный казах, чьё имя высечено в Георгиевском зале Кремля в списке военачальников всех времен и народов, награжденных орденом Святого Георгия, а также золотым оружием. Он первый казах – полный генерал от кавалерии, удостоенный этого звания в царское время.

Султан Губайдулла Чингисхан был младшим сыном последнего хана казахской степи – Жангира. После смерти правителя Букеевского ханства дальнейшая судьба его детей была неясной. Царские чиновники сделали все возможное, чтобы отдалить их от ханской ставки в Орде, чтобы они не претендовали на ханский престол и наследство отца.

Но само имя Жангир-хана пользовалось уважением в царской семье как преданного правителя Внутренней Орды. Все его сыновья окончили Пажеский корпус – одно из самых элитных учебных заведений того времени. К слову, кроме четырех сыновей Жангира, в Пажеском корпусе ни один казах никогда не обучался, они единственные были удостоены этой высокой чести.

Но это лишь немногие достоверно известные сведения о жизни ханских детей почти за 200 лет с момента основания Букеевского ханства. И во многом потому, что они просто не изучались. В советские годы такие исследования, мягко говоря, не приветствовались. А с обретением независимости республик возникли новые препятствия.

Для того чтобы получить разрешение работать в архивах, нужны были межгосударственные и прочие номенклатурные соглашения. Да и работа в архивах стала стоить немалых денег.

Так получилось, что первым к изучению жизни ханских потомков, в первую очередь Губайдуллы, обратился человек, совершенно далекий от истории и не имеющий абсолютно никаких родственных связей с ханской семьей, военный комиссар Западно-Казахстанской области Геннадий Мукатаев.

— Работая в российских архивах по военной тематике, я наткнулся на очень интересные документы, касающиеся Букеевского ханства, — рассказывает он. – Меня это очень заинтересовало, и я решил продолжить поиски. Результатом явились сразу две книги – о хане Жангире и его сыне Губайдулле.

Доступ к российским архивам казахстанскому полковнику обеспечили личные связи со многими российскими деятелями. И когда он стал работать с документами, оказалось, что многие архивные дела не были востребованы со времени их составления. Мукатаев со своими помощниками был первым, кто их просмотрел.

Многие страницы биографии младшего сына Жангира оставались доселе неизвестными именно в силу недоступности архивных материалов. Затруднения возникли даже с его именем. Назывался ли он по отцу – Жангиров или по деду – Букеев, было ли его второе имя Чингисхан прозвищем, принятым в дружеской среде, или фамилией? Этот вопрос оставался открытым до последнего времени.

И вот что выяснилось. В 1869 году, находясь на службе в Виленском военном округе, Губайдулла обратился к императору Александру II с прошением: дозволить прибавить к своей фамилии Букеев еще одну – Чингисхан – по праву происхождения от Чингисхана.

— Фамилия, которую носил Губайдулла, определяла его родство с ханом Букеевой орды. Имя Чингисхан как волшенная ниточка пронизывало века истории Азии и России, связывало его, российского офицера гвардии, с огромной эпохой, с легендой, древней культурой. Просимое родовое имя давало ему чувство укорененности, причастности к истории собственного народа, являющейся частью мировой истории, — отмечает редактор книги о Губайдулле Инна Гудошникова, которая вместе со своей дочерью, издателем и искусствоведом из Санкт-Петербурга Мариной Ирхиной – провела немало времени в российских музеях, помогая Мукатаеву в поисках материала о ханских детях.

Губайдулла очень долго добивался своего. Для него было принципиально получить фамилию Чингисхан. И наконец вышел указ императора, разрешающий ему именоваться Султаном Джангером Букеевым Чингис Ханом. А в 1871 году Александр II назначил Губайдуллу, служившего в чине полковника в Северо-Западном крае, своим флигель-адъютантом.

Это был взлет по карьерной лестнице. Новое назначение было почетным и ответственным: от флигель-адъютанта требовалось готовность в любую минуту выполнить поручение государя – как личного характера, так и государственного значения. С этого момента и почти до ухода в отставку Губайдулла находился в императорской свите.

Но он никогда не забывал о своих корнях, своей родине – Букеевской орде, поддерживал связь с родными краями, интересовался жизнью своих земляков. Очень часто принимал их у себя, если кто-то по случаю оказывался в столице, помогал материально. До конца дней Губайдулла Чингисхан оставался глубоко религиозным человеком, находясь на службе у императора, совершил хадж в Мекку и Медину.

Долгие годы Губайдулла Чингисхан служил в телеграфном департаменте. А во время русско-турецкой войны был назначен начальником телеграфной корреспонденции в действующей армии. И в 1878 году за отличие по службе произведен в генерал-майоры. За храбрость и личную отвагу во время военных действий под Плевной и за радостную весть, сообщенную лично императору о взятии русскими Гривицкого редута, пожалован собственноручно государем золотой шашкой с надписью «За храбрость».

Облвоенком Мукатаев вел долгую переписку с дирекцией военно-исторического музея болгарского города Плевны. Были сведения о том, что данная шашка «За храбрость» и другие личные вещи Чингисхана хранятся именно там, в плевенском музее. Однако дирекция музея опровергла эти сведения: «В приказе по действующей армии №177 от 30 сентября 1877 года упоминается о том, что флигель-адъютант полковник кавалерийского полка султан Чингисхан награждается золотым оружием «За храбрость», но у нас этого оружия нет и никогда не было».

Между тем приходится искать следы не только наградного оружия. Как отмечает известный историк Александр Хак, кроме золотой шашки Чингисхан был награжден всеми русскими орденами – до Анны I степени включительно и многими иностранными.

После окончания русско-турецкой войны Чингисхан был назначен состоять при министерстве иностранных дел, для занятия киргизскими делами. По архивным данным, он принимал активное участие в работе комиссии по составлению Положению об управлении Туркестанским краем.

Во многом судьба Букеевского ханства, да и всего Туркестанского края, решалась при личном участии Чингисхана. И служил генерал верой и правдой не только царю, но и родному Отечеству.

Именно в это времея была произведена замена татарского языка казахским в делопроизводстве Внутренней Киргизской Орды и введено печатание книг с использованием русского алфавита.

В 1888 году Чингисхан был произведен в генерал-лейтенанты с оставлением при министерстве внутренних дел и с зачислением в запас армейской кавалерии. А в 1894 году произведен в генералы от кавалерии с увольнением от службы по собственному прошению.

Личная жизнь выдающегося генерала до последнего времени также оставалась за семью печатями. Было известно только, что он не оставил потомков.

Но не может же быть, чтобы генерал не знал слов любви?

Зацепкой для нынешних исследователей биографии Губайдуллы Чингисхана стала фамилия актрисы императорских театров Феодосии Велинской.

— Неожиданная находка ждала нас в Российском этнографическом музее Санкт-Петербурга. Здесь нам показали уникальные подлинные вещи из Букеевской орды: металлический шлем с арабской надписью, кожаный оригинальной конструкции футляр к нему и две подушки работы букеевских мастеров. В музейной описи значилось, что вещи были приобретены в 1919 году у Феодосии Чингисхан, вдовы генерала, — рассказывает Инна Гудошникова.

Значимость этого факта историки поняли сразу – до сих пор считалось, что Чингисхан не был женат. В заполненном собственноручно при увольнении в отставку послужном списке, в графе о семейном положении записано – холост. Но откуда тогда взялась женщина с русским именем, владелица казахских вещей из Букеевского ханства, именующей себя вдовой Чингисхана?

В результате скрупулезных поисков наши исследователи нашли очень интересный материал. В архивах сената обнаружилось дело 1909 года «О перемене фамилии Велинская на фамилию Чингисхан». Выяснилось, что апартаменты потомственной дворянки Феодосии Велинской – артистки императорских театров – соседствовали с квартирой Чингисхана, которую он снимал в Санкт-Петербурге.

— Вероятно, это был гражданский брак. В те времена различие в вероисповедании могло быть серьезной преградой для его официального оформления, — рассказывает Гудошникова. – Тем не менее, спустя всего два месяца после смерти Губайдуллы Чингисхана Феодосия Велинская подает на высочайшее имя просьбу о разрешении ей изменить свою фамилию на фамилию Чингисхан.

Умер Чингисхан в 1909 году в Ялте, куда он уехал по совету врачей для поправки здоровья. Там, под Ялтой, на мусульманском кладбище в местечке Дерикой он и был похоронен.

Как сообщил нам военком Мукатаев, в архивах Ялты не обнаружено сведений, имел ли там Чингисхан собственный дом. Не получило доказательств бытующее мнение о принадлежности ему постройки «Ласточкино гнездо» — по крайней мере нашим исследователям не удалось найти архивных документов на этот счет.

В преддверии 100-летия со дня его смерти некоторые историки в Уральске ставят вопрос об увековечении его памяти, сооружении памятника. А военный комиссариат предлагает назвать одну из воинских частей именем Губайдуллы Чингисхана.

Г. КЕНЖЕГАЛИЕВА

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

65273008