Нурпеисова Дина — Ученица Курмангазы

Дина Нурпеисова

В истории каждого народа есть люди, имена которых вспоминаются с гордостью, особым уважением, благоговением. Для казахов нашего района, особенно жителей сел Козлово, Разбугорье, Диановка, Шагано-Кондаковка, таким человеком является композитор-импровизатор, ученица Курмагазы Сагырбаева Дина Кенжеевна НУРПЕИСОВА.

Она доставила счастье потомкам наслаждаться его музыкой, В ее исполнительском таланте,в чарующих звуках домбры раскрылись и сила духа, и сила ума, и сила культуры, традиций казахского народа,

Я много слышал о Дине Hypпеисовой, о том, что она жила в наших краях, выступала среди своих земляков. Встречался со старожилами села Козлова Курмангали Кунековым, Сахипом Кенжебаевым, Haсипой Абдуллаевой, Испулаем Джансултановым, Калампыр Баймухамбетовой, Вахтыгали Майкиевым, Султангали Неталиевым, Койшегали Шуратовым, старательно записывал их воспоминания. По крупицам собирал статьи из газет, журналов и других источников.

Удалось установить, что Дина Нурпеисова родилась в 1861 году в урочище Бекетзи Джангалинского района Западно-Казахстанской области. Первым ее учителем был отец, самоучка, овладевший игрой на народном инструменте, бережно хранимом тогда почти в каждой казахской семье, а также другие знатоки и любители народной музыки. Пытливый ум Дины, жажда к знаниям, к музыке радовали отца, и он всячески старался помочь в этом ее увлечении. Страстную тягу к музыке у дочери поощряла и мать Дины.

В 1870 году аул посетил Курмангазы Сагырбаев. Великий композитор послушал игру девочки и тут же показал ей несколько новых приемов извлечения звуков из инструмента. Заметив несомненный природный дар и талант к музыке у сидящей перед ним Дины, известный на всю степь композитор остался погостить в ауле и стал обучать Дину. Держалась Дина с учителем независимо, свободно — она была не из робких, стеснительных казахских девушек, как многие ее подруги в ауле. Уезжая, народный композитор попросил ученицу сыграть для него напоследок — Дина исполнила один известный наигрыш, затем еще. Курмангазы остался доволен игрой девушки.

Прошло некоторое время. Дина Нурпеисова выросла, мастерски исполняла уже сложные кюи самого учителя, участвовала в дни ярмарок и празднеств в состязаниях музыкантов. Играла с необыкновенной легкостью, постоянно оттачивала свое мастерство. У Дины был звучный, сильный голос, и она с удовольствием пела народные песни и напевы, Постепенно о ней узнавали жители близлежащих аулов и при встрече просили шестнадцатилетнюю «домбраши-кыз» исполнять полюбившиеся кюи, спеть песню. Она никогда не отказывала в просьбе, была щедрой на улыбку, играла и пела для людей, приобретая необходимый опыт, научилась не робеть даже перед многочисленной публикой. Слава и доброе признание ее мастерства ходили далеко по степной округе.

И вот к Дине приходит первый большой успех — участвуя в поселке Марфино в районном конкурсе художественной самодеятельности, она занимает первое место. По сохранившимся документам удалось выяснить, что в 1934 году исполком Марфинского совета и в 1937 году исполком Красноярского совета депутатов трудящихся наградили ее почетными грамотами за высокое исполнительское мастерство, пропаганду народной казахской музыки. Слава о Дине Нурпеисовой росла, о ней узнали далеко за пределами района,

И даже в Алма-Ате, куда и пригласили. Какие чувства испытывала она, узнав о приглашении, Дина расскажет Турагулу Кошекбаеву, представителю государственной филармонии Казахской ССР, который приедет за ней.

— Долог и труден был мой жизненный путь. Оглядываясь назад, я вспоминаю судьбу моих сестер-казашек, их рабскую горестную женскую долю. Их порой не считали за людей, Мужчина с оловянной головой — и тот был ценнее, чем женщина с золотой. Сколько укоров, насмешек, порицаний я вынесла только за то, что участвовала наравне с мужчинами в состязаниях домбристов. Но я приобрела свое счастье и нашла его здесь, в этом колхозе. Здесь вместе со мной живут дети — Журумбай, Кожахмет, Мурат, Хажкен и три мои дочери. Меня уважают, приезжают люди, приглашают на свадьбу, рождение детей. Я еду к ним с большим удовольствием. И мне трудно покидать обжитое место в возрасте 76 лет, ехать в Алма-Ату.

В голодном 1922 году Дина Нурпеисова переезжает с семьей в урочище Азау (ныне территория Красноярского района) Астраханской области. Позже их большая семья переселяется в село Диановка, что в полутора километрах от нашего села Козлово. Дина Нурпеисова вступает здесь в местный колхоз «Кызыл Ту» («Красное знамя»), трудится в нем вместе со старшим сыном Журумбаем в животноводстве, активно участвует в становлении коллективного хозяйства.

Где бы ни была, Дина Нурпеисова не забывала про приглашение.

После долгих колебаний Дина Нурпеисова все-таки решилась на переезд. Уже на другой день она собрала всех сыновей, дочерей, родственников, пришла даже только начинающая делать первые шаги внучка Балжан, дочь старшего сына Журумбая,

Внимательно оглядев всех, Дина Нурпеисова взволнованно сказала; «Я уезжаю в столицу Казахстана, чтобы выполнить свой долг. Он заключается в том, что, многому научившись у великого Курмангазы, я дала зарок — донести его музыкальное творчество, мастерство до тех, кто любит домбру, наш народный музыкальный инструмент. Донести до каждого музыканта-домбриста то совершенство манеры и высочайшую технику исполнения на домбре, как это умел Курмангазы, мой учитель. Я не прощаюсь, а еду работать, чтобы поднять выше наше казахское домбровое искусство».

И, сказав эти слова, Дина Нурпеисова села в машину. Так описывается сцена прощания ее с родными и сельчанами в книге Саурбека Бакбергенова «Дина», которую в клуб любезно передал житель села Козлово Амря Ибрашев. Кстати, он учился в Володарской школе с Балжан, внучкой Дины. Приезд Дины в Алма-Ату вызвал шок, ведь никто не верил, что ученица великого Курмангазы найдется и приедет сюда.

Сентябрь 1937 года. Зал казахской государственной филармонии имени Джамбула в Алма-Ате заполнен до отказа, люди стояли в проходах, вдоль стен, у дверей, многие сидели на полу.

Публика давно не слышала такого необычайного концерта, в котором выступали не артисты столичных театров и филармонии, а представители народного искусства.

Закончилось первое отделение концерта, но ту, кого ждали в этот вечер с особым нетерпением, еще не было. Но вот конферансье объявляет первый номер второго отделения концерта, и шквал аплодисментов сотрясает зал. На сцену вышла плечистая, с мужественной осанкой, рослая женщина с большим жаулыком на голове. Несмотря на свои семьдесят шесть лет, она твердо держала домбру. Женщина была одета в свободное длинное платье, а поверх него был накинут бешмет из красного бархата. На широкой подставке был застлан ковер, и она села на этот ковер по-казахски, степенно кланяясь публике.

Не теряя времени» тут же начала настраивать домбру, наклоняясь к ладам и словно разговаривая со своим «старым товарищем». Едва успел конферансье объявить, что будет исполнен кюй Курмангазы «Кайран шешем» («О, моя мать!»), как она уже заиграла.

При первых ударах по струне, возвещавших начало кюя, зал замер в ожидании. Домбристка несколько затянула начало кюя. Это было вызвано привычкой, приобретенной во время выступлений в юрте, когда музыканту приходится слегка задерживаться на так называемом «пустом ударе», чтобы возвестить начало «концерта» и дать слушателям время успокоиться. Когда домбристка убедилась, что весь зал, затаив дыхание, смотрит на нее, она вдруг стремительно начала «Кайран шешем». Потому ли, что публика уже слышала об истории этого кюя, потому ли, что в лице этой мужественной женщины — ученицы великого Курмангазы видели образ героини-матери Курмангазы Алки, которой было посвящено это вдохновенное произведение, — домбристку слушали с особым вниманием, следя за каждым переходом с позиции на позицию, за каждым нюансом исполнения. Зал замер, захваченный единым чувством»

Исполнительница сидела прямо, ни разу не взглянув на свою левую руку, пальцы которой бегали по струне, показывая чудо домбровой техники. Были моменты, когда кисть правой руки исполнительницы совсем не была различима, так часты были ее взмахи.

Когда она закончила, в зале была полная тишина, и через мгновение гром аплодисментов благодарных слушателей потряс зал филармонии, Домбристка в знак благодарности за горячий прием без конца кивала головой. Сегодня она впервые встретилась с широкой публикой, с теми наследниками, о которых так мечтал Курмангазы и которым он просил передать его кюи, его певучий привет, мощно прозвучавший из глубины прошлого. Более 30 кюев сочинила и сама Дина, они являются для нас неиссякаемым родником жизни и силы.

Мои односельчане, как и многие володарцы, помнят и чтят имя и творчество Дины Нурпеисовой. Ее именем названы Козловский Дом культуры, одна из улиц в селе Козлово и в поселке Володарский, В честь 130-летия и 135-летия со дня ее рождения были проведены большие праздники в нашем селе. Из районного праздник перерос в областной День казахской культуры, который прошел в летнем гастрольном театре Астрахани.

Не умерла казахская музыка, она с новой силой начинает звучать над селом. К музыке, к искусству своих предков активно приобщается молодежь. В селах Калинине, Алтынжар, Новинка, Крутое, Новый Рычан свои ансамбли домбристов, а Козловский ансамбль домбристов удостоен звания народного. Свое искусство игры на домбре сегодня и взрослые, и молодые показывают не только в кругу своих друзей, но и на праздниках, и конкурсах. Кто знает, возможно, и из сегодняшних подростков (кстати, в селах Козлово и Алтынжар открыты музыкальные школы, где имеются классы домбры) вырастет домбрист, который удивит людей виртуозной игрой и музыкой, как когда-то и Дина Нурпеисова, наша землячка.

К. УРАЗАЛИЕВ

С. Козлово Володарский район

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

65273008