Астраханский мастер ломает стереотипы резьбы по дереву

О Рауфе Мухсинове и кино снимали, и газеты не раз рассказывали. Его уникальное мастерство могли оценить и зрители, ведь за годы своего увлечения резьбой мастер принимал участие в 150 выставках разного уровня.  На последнем мероприятии побывали и корреспонденты «Арбуза».

Резьба с подтекстом

Прошедший  в середине октября в Астрахани фестиваль мастерства «Сделай сам» собрал самых разных участников. Но среди всех рукастых выделялся Рауф Ниязович Мухсинов со своими изделиями из дерева. Зрители не скрывали восхищения.

Рауф Мухсинов когда-то был классным инженером-конструктором. Строил корабли. А потом увлекся резьбой по дереву. Да не простой, а с инженерным подтекстом. То, что он делает, называется пространственной резьбой. Автор этой методики – сам Рауф Ниязович.  Если коротко, то  каждое созданное им изделие состоит из нескольких деталей, которые связаны между собой без клея и гвоздей и могут вращаться и переворачиваться в пространстве относительно друг друга. А вырезается все это изделие, включая элементы,  из одной  заготовки.

Сначала нужны чертежи

Увлечению Рауфа Ниязовича – сорок лет. Дома у него настоящий музей, насчитывающий более ста  уникальных изделий.  Я уж не говорю про то, что и красивый фасад шкафа,  и журнальный столик,  и рама для зеркала – вещи утилитарного характера украшены резьбой.  А на выставках, которые проходят в Астрахани и других регионах, мастер охотно демонстрирует эксклюзив. Кубок в виде распускающегося цветка лотоса, шкатулка из десяти  складывающихся один в другой ящичков,  деревянный храм с тайником, даже деревянный Буратино – все выполнено в технике пространственной резьбы, все двигается-складывается-поворачивается и восхищает!

То, что творит мастер-самоучка, поистине уникально.  Работа  Мухсинова ломает все стереотипы, в том числе и тот, что резьба – это статичный вид творчества, как написано во всех справочниках и учебниках. Он ввел в него понятие «пространственности». Подобное больше никто не делает.  Наверное, потому что это действительно трудно: ведь прежде чем что-то создать, Рауф Ниязович продумывает инженерное решение, делает сложные чертежи.

А в учениках у него – только трое

В кораблестроении он занимался серьезными расчетами остойчивости судна,  опыт инженера пригодился и в новом увлечении. Приступая к выполнению творческой задачи, Рауф Ниязович  уже представляет, как будет выглядеть его изделие, как именно будут двигаться детали – вращаться, поворачиваться, складываться или раздвигаться.

Таким пространственным мышлением обладают немногие.  У Мухсинова, к сожалению, нет последователей. По его словам,  из тех, кто хотел научиться его  мастерству, за всего эти годы лишь трое смогли решить пространственную задачу, а без  такого умения мыслить ничего не получится.  У него есть несколько патентов на изобретения. Например, очень удобная трость для инвалидов. Детали трости при необходимости трансформируются в небольшое сиденье.   Запатентовав изделие, Рауф Ниязович думал, что  трость заинтересует производителей ортопедических изделий. Но тщетно.

Шесть степеней свободы

А два с половиной года назад  мастер создал макет круглого здания,  имеющего шесть степеней свободы. Работал он над этой моделью  тоже долго, около двух лет. Это здание в форме шара  не обычное, внутри стальной оболочки, которую варил сам мастер, есть и окна, и двери, и аварийные люки, но самое главное, что объект может вращаться вокруг любой оси, перемещаться вниз и задвигаться в  нишу.

Такого нет нигде в мире, говорит Рауф Ниязович. Недавно он увидел по интернету здание, построенное в Эмиратах: оно тоже вращается вокруг оси. Единственной. Это одна степень свободы. А здесь шесть – и никто из специалистов не решится высказать мнение об уникальности изобретения.

Такое здание могло бы противостоять природным катаклизмам, служить ангаром для небольших самолетов – в случае опасности здание скрывается под землей. Документы и чертежи Мухсинов отправлял по разным министерствам и ведомствам, но ни одно так и не высказало  внятного мнения и не поддержали умельца. Может, не вникали в суть изобретения. Может, даже не ознакомились.

Фокусник или волшебник?

В одной из приемных мастера пренебрежительно назвали фокусником. «А зрители всегда говорят, что я волшебник», —  грустно улыбается Рауф Ниязович.

Как говорится, почувствуйте разницу.

Запатентовать любое изобретение сегодня пенсионеру просто невозможно: патент стоит огромных денег, неподъемных для него. И что получается? Таланты у нас по-прежнему есть, а поддержки по-прежнему нет.

С 2015 года Рауф Ниязович обучает пространственной резьбе будущих архитекторов и дизайнеров в Астраханском государственном архитектурно-строительном университете. Пандемия внесла свои коррективы.  Занятия приостановились. Мастер ждет, когда курс возобновится, хотя считает, что на него отведено мало времени. Предлагал он  обучать и школьников в центрах творчества, в школах – безрезультатно. Дети хотят, учителя возражают. «А напрасно, — рассуждает мастер. – Пространственное мышление  очень помогает в учебе, в принятии каких-то решений. Но убедить я никого не могу».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

65273008